22 Ноября 2017 Ср

Газета района Северное Бутово "Вестник Бутова" ЮЗАО г.Москвы

До 25 декабря ограничивается движение транспорта на участке Хлебобулочного проезда в районе вл. 10Д по ул. Наметкина. Информационный центр мэрии уточняет, что из-за строительства инженерных коммуникаций дорога будет перекрываться круглосуточно, но только по одной полосе.

Наша история 

История Северного Бутова

К югу от Ясенева, за современной Кольцевой автодорогой, расположились два района — Северное и Южное Бутово, получившие свои названия от сельца Бутово, первые сведения о котором восходят к XVII в. Тогда деревней с 3 дворами владел дьяк Пётр Самойлов, а затем московский дворянин Юрий Фёдорович Митусов. В середине XVIII в. Бутовом владел подпоручик лейб-гвардии Семёновского полка Иван Александрович Протопопов, а затем оно перешло его вдове Прасковье Денисовне Протопоповой. «Экономические примечания» 1770-х годов дают развернутую картину её имения: «Сельцо Бутово… расположено на суходоле. Господский дом деревянный, при нём пруд рытой, в котором рыба: плотва, окуни и караси. Земля серая, на ней лучше родится рожь, овёс, а пшеница и сенные покосы посредственно. Лес березовый и осиновый, к строению годный, в 6 и 7 сажен высотой. В нём звери: волки, лисицы и зайцы; птицы: тетерева, куропатки, скворцы и дрозды… Крестьяне состоят на изделье (т.е. на оброке. — Авт.). Землю пашут на помещицу по 8 десятин в поле, а промышляют хлебопашеством, к чему они радетельны. Землю, как помещичью, так и свою всю запахивают. Женщины сверх полевой работы прядут лён, шерсть, ткут полотна и крестьянские сукна для своего употребления».

В 1790 г. владельцем Бутова стал Борис Иванович Поляков, архитектор Московской конторы Главной дворцовой канцелярии. Начав службу в 1765 г. учеником архитектора в «Комиссии сочинения Санкт-Петербурга и Москвы перспективного плана», под конец жизни он сумел скопить довольно приличное состояние. Если по ревизии 1795 г. в сельце Бутове за ним числилось всего 18 душ крепостных крестьян, то к 1820-м годам он расширил своё имение покупкой соседних села Кирво и деревни Поляны. В это время здесь имелось уже 100 душ, и это несмотря на то, что в 1812 г. «в бытность в Москве неприятеля» у него были «утрачены имущество и документы».

После его кончины Бутовом владела его вдова Софья Фёдоровна, а затем дочь Елизавета Борисовна, вышедшая замуж на штабс-капитана Петра Капитоновича Вындомского. В середине XIX в. за ней в Бутове значились 6 дворов, где проживали 28 мужчин и 38 женщин. В отличие от отца она занималась хозяйством не слишком удачно и вынуждена была постепенно продавать землю. Первоначально она уступила деревню Поляны и село Киево генералу Н.Д. Черткову. Затем последовала крестьянская реформа, после которой 58 десятин отошло крестьянам, а за помещицей осталось 78 десятин земли. Но и с этой землёй Елизавета Борисовна вынуждена была расстаться: сначала часть её отошла под строившуюся Московско-Курскую железную дорогу, а затем остатки были проданы дачникам, создавшим здесь Елизаветинский посёлок, названный так в её память.

Железная дорога, вступившая в строй осенью 1866 г., прошла приблизительно в километре от сельца. Ближайшие станции вначале были устроены в Царицыне и Подольске. Добираться до них было довольно хлопотно и по просьбам местных землевладельцев с лета 1868 г. дачные поезда стали делать кратковременную остановку на 28-й версте от Москвы, а уже в следующем году была устроена полустанция Бутово с небольшим деревянным вокзалом, где размещались станционные службы и зал ожидания. Вскоре вокруг станции возникла дачная местность Бутово, состоявшая из трёх десятков дач, образовавших небольшие посёлки: Елизаветинский, Михайловский, Дубки.

Среди дачников встречались и знаменитости. На даче в «Дубках» у своей свояченицы и её мужа Филиппа Александровича Доброва проводил летние сезоны 1902—1905 гг. известный писатель Леонид Андреев. Свои впечатления от здешних мест он отразил в рассказе «На станции». Его старший сын Вадим позднее вспоминал об этом времени: «По вечерам во время бесконечных чаепитий, когда в открытые окна сквозь кусты сирени вползали в комнату сырость и ночная тревожная тишина, за столом, уставленным стаканами и липкими блюдцами от клубничного варенья, собирались гости».

Прокладка железной дороги привела к появлению в здешних местах промышленных предприятий. Первым, купив у бутовских крестьян 18 десятин земли, основал в 1876 г. кирпичный завод московский купец 2-й гильдии Александр Фёдорович Абельс. На нём работало до 75 рабочих, а в год выпускалось до 2 млн. штук кирпичей. По соседству в Елизаветинском поселке А.Ф. Абельс устроил свою усадьбу. В 1889 г. второй кирпичный завод построил «временный московский купец» Василий Александрович Александров. При этом его формальной владелицей являлась его неграмотная жена Домна Семеновна. В деле родителей принимали участие их дети Тимофей и Вера. В начале XX в. после кончины родителей последняя стала хозяйкой завода. В 1913 г. от неё он перешёл Варлааму Михайловичу Синогейкину. Он расширил производство, но с началом Первой мировой войны спрос на кирпич резко упал, и в 1915 г. на короткое время завод достался Дмитрию Памфиловичу Ефимову и Фёдору Ивановичу Ереемеву. В том же году он стал собственностью торгового дома братьев И. и Г. Бабаевых.

Григорий Павлович Бабаев был предприимчивым человеком и в 1916 г. вместо кирпичного развернул мыловаренное и салотопенное производство. Это стало возможным благодаря получению заказа на 12 тыс. пудов «мраморного» мыла для армии. Каменное здание завода, крытое железом, было разделено на два отделения: в первом происходила варка мыла и приготовление коломази (колёсной смазки), во втором находились формы для отлива мыла.

После революции все дачи были национализированы. В бывшей усадьбе Н.А. Варенцова в 1919 г. был создан детский дом. 30 гектаров земли дачи Москвиных были переданы государственному конезаводу имени командарма С.С. Каменева, а в их доме (Большая Бутовская ул., 3) расположилась школа-семилетка. Перепись 1926 г. зафиксировала в деревне Бутово 15 дворов, где проживали 46 мужчин и 44 женщины, а на станции Бутово в доме железнодорожников жили 25 мужчин и 20 женщин.

Был национализирован и мыловаренный завод. При этом первое время Г. П. Бабаев надеялся на изменение политики большевиков и продолжал руководить предприятием. Формально заведующим заводом числился К.М. Погосян, а бывший хозяин значился заведующим по снабжению, но тем не менее фактически управлял производством. В это трудное время завод выпускал до 5 тыс. пудов коломази, 300 пудов жидкого мыла и 4 тыс. пудов хозяйственного и туалетного. Однако надежды Бабаева на развитие НЭПа потерпели крах, он получил персидское гражданство и покинул Россию. А сразу после этого в 1923 г. завод встал.

Вот как описывал на рубеже 1920-1930-х годов эти места один из тогдашних путеводителей: «Станция Бутово. На 30-м километре от Москвы… 1 час 12 минут езды. Влево от станции обсаженная дорога по краю густого тёмного леса через километр приводит в деревню Бутово. Её дома вытянулись в одну линию по Серпуховскому шоссе. Рядом большой кирпичный завод… Вправо от станции, среди прекрасного парка с большим прудом раскинулся новый дачный посёлок. В пруду много карасей… Торгует магазин сельпо с хлебным отделением. Есть хлебная палатка и у станции. Продажа керосина… Амбулатория и аптека в Бутове. Поблизости от платформы временно бездействует мыловаренный и свечной завод».

Индустриализация и коллективизация 1930-х годов вызвали огромный приток крестьян в города и в первую очередь в Москву. Столица быстро оказалась перенаселённой, и многие из недавних провинциалов оказались в ближайших окрестностях первопрестольной, плотно заселяя ещё недавно пустовавшие зимой дачи. Не стало исключением и Бутово. Постепенно восстанавливается кирпичное производство, а вскоре здесь возникают и другие небольшие предприятия: металло-штамповочное с 35 рабочими (выпускало вёдра, тазы, ковши и т.п.), зеркально-шлифовочное, на котором было занято 59 человек, обувное и трикотажное. Наиболее крупным из них было швейно-галантерейное производство (в 1940 г. оно насчитывало 206 рабочих, из которых 112 были надомниками). Быстрый рост населения Бутова привёл к тому, что в 1938 г. оно было переведено в статус дачного посёлка.

Но была у Бутова в эти годы и другая, тайная сторона жизни. В годы сталинских репрессий на так называемом «Бутовском полигоне» НКВД были расстреляны и захоронены тысячи людей. Широко известно об этом стало лишь в конце 1980-х годов. В 1995—1996 гг. на месте расстрелов по проекту архитектора Д.М. Шаховского был построен небольшой деревянный храм во имя святых новомученников и исповедников российских. При храме был составлен «Бутовский мартиролог» жертв сталинщины с краткими биографиями, насчитывающий более 20 тыс. расстрелянных, имена которых удалось установить документально.

В 1959 г. население Бутова приблизилось к 8 тыс. жителей, а в 1966 г., когда в нём уже проживало 9 тыс. человек, оно было объявлено рабочим посёлком. Главным его предприятием стал Бутовский кирпичный завод, позднее преобразованный в комбинат стройматериалов. Помимо производства кирпича на нём был освоен выпуск пенопласта и жидкого стекла. Ещё одним предприятием явился созданный в 1954 г. на базе группы кустарей Бутовский химический завод, выпускающий лакокрасочную продукцию, изделия из пластмассы, полиэтиленовую плёнку.

По материалам книги Аверьянова К.А. «История московских районов».